Биржа в литературе



Алексей Бузников «У.О.»

Проснулся я, для себя очень рано. На часах было 2 апреля два часа, да точно два часа дня. Ведь как в народе говорят: « Кто рано встает - тому бог дает!» Следовательно, тому кто поздно, наверное, еще и подносит!!!!

Еще отец в детстве меня учил: Раньше ляжешь, раньше встанет! Но у меня с этим пока проблем нет. Поэтому я и не ложусь рано, а соответственно и не тороплюсь никогда с подъемом!

Я всегда отличался от окружающих неординарной логикой мышления и своеобразной оценкой окружающей действительности.

Помню еще в школе:

Все приходили в школу к первому уроку, а я ко второму. Зачем идти к первому. Если, еще второй будет!

Ведь как в народе говорят: «Тише едешь – дальше будешь!».

Когда весной класс посылали на сельхозработы: Все сажали картошку, а я отказывался! Ведь как в народе говорят: «Что посеешь, то и пожнешь!» А зачем сажать, если потом это же еще и выкапывать придется! Чудаки!

Когда в кино весь класс смеялся, я плакал.

Ведь как в народе говорят: «Если много смеешься, жди беды!» А если плакать – глядишь, в чем-то и повезет!

Или вот еще пример из школьной жизни:

Учительница русского языка задала тему сочинения: «Почему люди пойдут на выборы?» Только у меня одного все сочинение уместилось в одной строчке! «Почему люди пойдут на выборы?» Люди потому пойдут на выборы, потому что не поедут!!!

Из-за всего этого (и не только) меня и направила учительница на обследование в больницу к психиатру. Сходил я туда с мамой. Из заключения (которое мне написала психиатр) мы с мамой только и поняли, что я «У.О.» , т.е. умнее остальных. Ну, если говорить простым языком – гений! Да, а как жить гением в наше время, не мне Вам говорить.

Ведь как в народе говорят: «Умные учатся на ошибках других, дураки на своих!» А, мне на чем прикажите учиться? Гений во всем должен быть первым. Поэтому, я во всем и стараюсь быть первым! Я и у жены своей Зинки, как мужчина, тоже был первым (во втором десятке).

Зинка у меня женщина видная!

Ведь как в народе говорят: «Большое видится на расстоянии!». Я ведь парень дальновидный. Обычно красивых женщин я успеваю только заметить. И ничего больше. А с ней все не так. Я ведь как с ней познакомился: Иду по улице, ее сразу приметил. Смотрю, женщина стоит недалеко так, всего-то метрах в двухстах от меня. Видная, ну прямо модель. Да и параметры у нее почти все как у модели - 90! Вообще м женщина представительная. Один раз представишь – всю жизнь помнить будешь! Представьте себе: 90см – рост, 90 кг – вес, да и остальное все тоже около этой цифры.

Подошел я к ней и спросил: Ну, что обычно спрашивают при знакомстве: Как Вас зовут? Который сейчас час? Какая прекрасная погода? или что-то в этом роде. Но я ведь «У.О.», поэтому я и спросил ее: Девушка Вы зелень любите? И, что Вы думаете, она мне ответила? Правильно думаете.

Нет говорит. Я люблю все отечественное.

Я ведь «У.О.», поэтому сразу сообразил, что это моя женщина. За женщину ведь надо держаться по - умному! Правда, за все в жизни нужно платить.

Ведь как в народе говорят: «Мал золотник, да дорог!». Зинуля, золотце мое, мне не дешево обходится – ведь, сколько денег нужно, чтобы одеть и обуть такую модель. То-то. Зато она у меня не только видная и представительная, но еще и положительная, где положишь, там и лежать будет, сама не встанет, без посторонней помощи. И это еще не все ее способности. Основные мы до сих пор еще не выяснили. Ну да ладно.

Ведь как в народе говорят: «Лучше поздно, чем никогда!».

Да, что это я все о прошлом, давайте о настоящем!

Лежу я значит, в кровати, агонизирую, тьфу то - есть анализирую, а голова трещит. Вчера ведь был « День дурака», ну вот мы с Зинкой и соседом нашим его и отметили, по полной программе. Ведь как в народе говорят: «Утопающий хватается за соломинку!». А мы вчера за стаканы хватались. Посчитать, сколько водки выпито было, хватило бы на помощь многим нуждающимся! Одно хорошо, что весь стол был за счет соседа. Он нам с Зинкой праздник устроил. Так и сказал: Это ваш праздник! Раньше я о нем думал плохо. Теперь не думаю вообще. Вчера я ему немного завидовал, как он говорит, а после вчерашнего я могу говорить не хуже.

А ведь вчера я только пил, и другого ничего не делал. Хотя это бы я с удовольствием сделал.

После вчерашнего в моей и так умной голове, одни только умные мысли и остались. Голова от них трещит. Ну, думаю сейчас тресну. Взял и треснул Зинке, что говорю, спишь? Я, то ладно. Меня, ведь еще на прошлой недели на работе в отпуск отправили бессрочный! Потому, что я «У.О.». Начальник так и сказал, что надо одного из сотрудников отправить в бессрочный отпуск. А так как из всех сотрудников только я один «У.О.», в отпуск он отправил меня, я ведь без работы не пропаду. Это он, наверное, сделал из-за того, что я ему недавно сказал: Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся!

Вот и говорю я Зинке, давай вместе думать, как нам дальше жить!

Ведь как в народе говорят: «Одна голова хорошо, а две лучше!».

А если три?- спрашивает Зинка.

Три, говорю - это уже «Змей Горынычь»!

Тебе говорю, что вчерашнего мало?

Ладно, не отвлекайся! - говорю ей. Скажи лучше, как жить дальше будем?

Как, как – регулярно, как и раньше, не реже одного раза в полгода! - отвечает мне Зинка.

Да я не о сексе тебя спрашиваю, а о том, куда наши деньги девать будем?

Какие деньги? – говорит Зинка.

Какие, какие – ну эти; твою зарплату, да и мне отпускные обещали через полгода выдать. Давай думать, ты ведь у меня хоть и не «У.О.», но тоже женщина с головой.

Жизнь ведь штука переменчивая!

Ведь как в народе говорят: «Если сегодня плохо, завтра будет хорошо». Вот у меня, например, было плохо, а у соседа хорошо. Потом у него стало плохо, а у меня - еще хуже!!! Ну, ничего, я ведь оптимист!

Пессимист ведь говорит: Хуже быть не может!

А оптимист в ответ ему: Будет еще хуже!

Но я не горюю; на жизнь не жалуюсь, ведь я же «У.О.»! Я же за всю свою сознательную жизнь, сам кроме геморроя, только что и заработал, так это грыжу! Да и грех мне жаловаться. Многое в нашей с Зинкой жизни из того, о чем мы мечтали, сбылось. Сбылось, потому что мы сами ничего не предпринимали.

У нас же все есть. Квартира у нас есть, от моей мамы осталась. Большая! Большая комната двенадцать метров квадратных, а маленькая чуть меньше (чуть меньше шести метров).

Машина тоже есть, иномарка, «Таврия» - новая, новая краска еще не вся облезла. Зато на ходу, на самом ходу стоит у подъезда. Вечно у нас в РОССИИ стоит не там, где нужно. А если уж там. Тогда уж точно не тогда, когда нужно. Соседи ходят – ругаются, завидуют, наверное. Один тут предлагал ее на свой мотоцикл поменять. Фирма еще такая известная есть, японская, как там ее, а вспомнил, кажется - «Я дал маха». Но я ведь «У.О.», я маха не дам. Не дождется.

Домик в деревне тоже есть. Пусть небольшой, зато собственными руками построен. Пока, правда, не до конца, не до конца первый венец положил. Но какие наши годы. Я ведь не только «У.О.», но еще и парень рукодельный. У меня же все к чему бы я ни прикоснулся - горит. Недавно у соседа взял дрель попользоваться, так что вы думаете – сгорела! Или вот вчера, во время нашего общения, случайно прикоснулся к Зинкиному глазу. Так что Вы думаете – глаз загорелся! Теперь всеми цветами радуги переливается. Простой природный макияж. Никакой водой не смоешь!

Да, совсем забыл. Телефон у нас есть, не простой, а мобильный. Раньше был обычный, на стенке в коридоре висел. Но я же «У.О.». Я его снял, теперь он у нас мобильный. Хожу по всей квартире – разговариваю. Правда Зинка иногда в проводах путается, падает. Ну да ладно, это не самое страшное. Я уже привык. Во время разговора не отвлекаюсь, на шум падающего тела.

Лежу, значит, я в кровати, голова трещит от умных мыслей. Чувствую пора умным мыслям дать выход, а то как бы чего не случилось с моим даром.

А, давай-ка мы с тобой Зинуля, станем «рантье»! - говорю я ей.

А это, еще что такое? Медработниками станем, что ли работать? Раны людям будем перевязывать? Так, это я запросто. У нас на работе один мужик случайно голову себе пробил, так я ему шапку летчика из бинта сделала. Так качественно, что он теперь в ней и зимой и летом ходит, все никак снять не может! – отвечает она.

Нет, - говорю. Рантье - это человек, живущий на проценты от своего капитала. Вот и мы возьмем твою зарплату, да и вложим ее куда-нибудь, а на проценты будем жить.

А куда вложим? - говорит Зинка. Вложить ведь не взять, большого ума не надо! Я помню, как мы с тобой уже раз вложились в АО «МММ» - говорит Зинка. Одна польза от этого вложения: Весь туалет билетами Мавроди обклеен! Сидишь, а на тебя Мавроди так проницательно смотрит. Как будто спрашивает: Может не на все деньги еще билетов «МММ» купил?

Повезло тебе, что я «У.О.» - говорю я ей. В «МММ» тогда нас с тобой Леня Голубков опередил. Но теперь-то Лени нету. Он, наверное, на деньги от продажи «МММ» живет, жизни радуется.

Давай-ка сюда мне газету, я маркетинг проведу. Чего проведешь? - спрашивает Зинка.

Чего, чего – исследование! - отвечаю.

Стал я листать газету. Смотрю объявление: « Мы работаем - Вы отдыхаете!». Вот это для нас - думаю.

Ведь как в народе говорят: «Бесконечно можно смотреть только на три вещи: как горит огонь, как течет вода, и как работает другой!». Поэтому я и люблю смотреть, как работает - пожарный!

Смотрю, компания предлагает инвестировать деньги клиента на фондовом рынке. Да и название у компании подходящее - «Тройной диалог»! Диалог, да еще на троих - это мне знакомо. Мы вчера с Зинкой и соседом такой диалог провели, что сосед, наверное, до сих пор говорить не может. Сразу видно толковая компания.

Подай-ка, мне телефон - говорю Зинке. Набираю номер.

Вас слушают - говорят на другом конце.

Чудаки, я ведь еще ничего и не говорил.

Здравствуйте, это компания «Тройной диалог»? - говорю я.

Да. А что Вы хотите?

Мы, говорю, с женой моей Зинкой хотим Вам свои деньги отдать.

Несите, мы пока еще готовы их у Вас взять - отвечают они.

Не на того напали, они ведь не знают, что я «У.О.». Так я и разбежался. Я ведь знаю, что берешь чужие и на время, а отдаешь свои и на всегда.

Вы сначала расскажите, что Вы с ними делать будете? – говорю им.

Мы их на фондовом рынке вложим. Хотите на них Вам облигаций, а хотите акций купим! – отвечают они.

Со словом облигация – у меня только «Манька - облигация», да сеятель разбрасывающий облигации выигрышного займа ассоциируются. Поэтому облигации я отмел сразу. Давайте расскажите-ка мне про акции - говорю им.

Вам обыкновенные или привилегированные? - спрашивают.

Повезло Зинке, что я «У.О.». Ей бы обязательно всучили обыкновенные. Со мной же это не пройдет! Я ведь не лох, какой ни будь. Привилегированные, конечно же! - отвечаю им. Я еще с детства помню, что значит слово «привилегия».

А Вам каких привилегированных - голубых фишек, или второго эшелона? - спрашивают они.

Я сразу не нашелся, что ответить, хоть и «У.О.». Голубых, я с детства не люблю. Да и поезда тоже. Давайте мы еще подумаем, а потом Вам позвоним - говорю им.

Ведь как в народе говорят: «Семь раз отмерь, а один раз отрежь!». Придется видать нам с Зинкой им еще раз шесть звонить! Ну да, ладно - мне не привыкать, я ведь «У.О.» - умнее остальных!!!


Эдуард Ланчев. «Сказка об Инвесторе».
(опубликована в тематическом номере журнала "Рынок ценных бумаг" "Ваши личные финансы",№ 21, осень 2002 г.)

Сказка ложь, Да, в ней намек, Добрым молодцам урок.

В Тридевятом Царстве, в Тридесятом Государстве жил да был Инвестор. Когда-то его звали Буратино. Но как-то раз он воспользовался услугами Кота Базилио и Лисы Алисы и закопал свои пять золотых на “Поле МММ”. Прошло время, поле перекопали, но золотых не нашли, а Кота и Лису посадили в тюрьму. После этого случая Буратино взял себе другое имя Инвестор. А чтобы вернуть себе те золотые, пришлось ему несколько лет пахать, как его папа Карло.

Тем временем, в Тридевятом Царстве, в Тридесятом Государстве произошел финансовый кризис. Казна опустела, а разочарованных Буратин стало больше.

Но скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается…

Прошли годы, царская казна стала постепенно наполняться деньгами, потому что экономика царства-государства начала подниматься. Тридесятое Государство посетил Эффект, порожденный девой со странным заморским именем Девальвация. Воспрянул духом и наш Инвестор. Золотые снова стали оттягивать его карман. И, дабы не искушать судьбу, задумался Инвестор о том, куда бы снова закопать свои трудовые. Но в этот раз Инвестор знал, что надо не закапывать, а сохранять и преумножать.

Подумал Инвестор и решил, что сохранить их можно в крупнейшем банке, которому царство упасть в кризис не дало, а значит и дальше не даст, и будут золотые у Инвестора в целости и сохранности. Отнес Инвестор деньги в этот самый СохраниБанк. И радовался сначала инвестор, потому что золотые его не только схоронялись, но еще и доход давали. А чтобы не попасть в неприятную ситуацию еще раз, как когда-то в свою бытность Буратино, стал Инвестор почитывать газеты “Царские Ведомости”, “Тридесятый Коммерсантъ”, журналы “Рынок Ценных Бумаг Царства-Государства”, “Золотые Деньги” и “Тридевятый Эксперт”.

И узнал Инвестор из этих компетентных изданий, что съедает его доход в СохраниБанке Инфляция, а иногда и не только доход, но и сами золотые. Грустно стало Инвестору. И задумался он снова о том, как ему преумножать, то что нажил, и с такой скоростью, чтобы никакая Инфляция не угналась с ее акульим оскалом из заморских морей.

Но скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается…

Посмотрел Инвестор по сторонам и увидел, что за годы вместо Котов и Лис появились надежные инвестиционные и брокерские компании, а оперируют они настоящими акциями почитаемых компаний, которые подают нефть, газ и свет самому Царскому Двору, да и прочему люду, живущему не только в Тридевятом Царстве, но и чужеземных странах.

А цены на те акции делают головокружительные взлеты. Взял Инвестор полные руки газет и посмотрел котировки за историю. И увидел он, что акции местного “Тридевятого Автомобильного Завода”, выпускающего любимый простому люду ТАЗ, выросли аж в 10 раз за последние два года. Акции Тридесять Нефть в 20 раз. И даже акции СохраниБанка дают доход больше, чем процент по вкладу. И стала Инвестора терзать мысль: “Так не лучше ли мне вместо того, чтобы держать золотые на счете в СохраниБанке, купить его акции? Если он такой надежный, то и акции его надежные, а доход махом Инфляцию обгонит”.

Но скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается…

Задумался Инвестор о том где же ему эти акции купить и что для этого надо сделать. И решил он позвонить известному брокеру Инвестиционной Компании “Золотая Рыбка”.

- Золотая Рыбка, сделай меня богатым. А то мне моя старуха всю плешь проела за Кота с Алисой. Простить не может, что не смогла поменять наш дырявый ТАЗ на заморский МЕРЗ.

- Открывай счет, старче, неси золотые и закидывай ...

Подписал Инвестор договора на открытие брокерского счета, принес золотые и стал их закидывать на рынок... И началась у Инвестора новая жизнь. Бывало, сидит он на печке и в трубку брокеру приказы дает: “По щучьему веленью, по моему хотенью, купи мне, голубчик, вот эти акции, а те продай!” И так у него торговля акциями заладилась, что жена по салонам стала ходить, МЕРЗ присматривать.

Настроение у Инвестора лучше некуда, Королем Фондового Царства-Государства себя мнит. Купит одни акции, они вырастут, он их продаст, купит другие, другие вырастут, он и их продаст. И казалось инвестору, что будет это бесконечно. И всем тогда так казалось, потому что слухи по Тридесятому Государству ходили, что скоро Буржуи заморские придут, начнут скупать все подряд, и на всех акций не хватит, а потому лучше их сейчас купить и побольше.

Но скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается…

Рассыпалось счастье инвестора неожиданно. В Заграничные Царства, Западные Государства пришла Рецессия. Не знал тогда Инвестор, что чужих надо бояться. А поэтому продолжал он как и прежде торговать от печки.

Раз закинул Инвестор невод и получил акции СохраниБанка. Но почему-то не стали больше расти цены на эти акции, после того, как их Инвестор купил. Подождал Инвестор, подождал и решил в других акциях богатство поискать.

Другой раз закинул – оказались у Инвестора энергетические акции Царства. Покупал их Инвестор всю дорогу пока они падали, боялся, что больше не будет цен ниже. И золотые закончились и цены на акции в два раза упали. Никогда с ним такого не случалось. И не знал он кого винить в этом. Большинство все валило на Главного Тридевятого Энергетика, хотя котировки начали падать после того, как Главные Миноритарии начали защищать интересы неглавных акционеров. Запутался в этом Инвестор и легче ему не стало. Позвонил он тогда Рыбке.

- Сколько ж можно падать, где дно, Золотая Рыбка?

- Не волнуйся, старче, ниже нуля акции не упадут!

Но скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается…

Очнулся Инвестор на берегу моря. Куда-то делись хоромы царские, диковинки заморские, а его старуха сидит перед разбитым ТАЗиком. Запечалился Инвестор, закручинился, стал думу тяжкую думать как дальше ему быть...

Понял он, что Рыбка - не Курица, яйца золотые нести не может, и решил сменить брокера. В этот раз обратился он в компанию “Конек-Горбунок”.

- Сивка-бурка, вещая каурка, встань передо мной как лист перед травой. Хочу стать богатым и не терять золотые на фондовом рынке, а не сделаешь этого, и @!#$ я уйду, как от Золотой Рыбки.

- Не уходи, сделаю. Когда рынок падает, надо играть от Щорта.

- От какого еще Черта? Я с дьявольщиной не связываюсь!

- От Ш-О-Р-Т-а. Мы тебе даем взаймы акции. Ты их продаешь. Цены на акции падают. Ты их снова покупаешь. Отдаешь акции нам. А прибыль себе. Вот это и есть Шорт!

- Складно, - согласился Инвестор.

И начал он по новым правилам с акциями работать. Залезет он в Шорты, заберется, как всегда, на печку, сидит греется, а денежки идут. И опять все как по маслу. Видит буржуйские акции падают, тут же приказ брокеру: “А ну зашорти мне энергетических тысяч, эдак, триста”. А потом через день другой, когда те притормозят, брокеру другой приказ: “Давай откупай мой шорт”. А тут и нефть падать начинает, он снова брокеру: “Шорти теперь нефтяные”.

Сидит на печке, тепло по телу разливается, а золотые душу греют. Вечером с друзьями сядет за кружкой пива или водочкой под закусочку и начинает про рынок философствовать: “У буржуев все плохо. Потребление падает, кредиты растут. Новой экономике хана. А раз уж у них там такое, то нам и подавно не устоять. Потому как закон денег – у кого их больше, тот и прав. А больше денег у них, значит вниз пойдем. Самое время шортить”.

Друзья слушают, осведомленности Инвестора удивляются, но сами золотые брокеру нести побаиваются. “И правильно, - вторит им Инвестор. - На фондовом рынке два зверя бык и медведь, один играет вверх, а другой вниз. А вот трусливым овцам здесь не место!”

Так Инвестор стал медведем. И настолько ему эта роль нравилась, что, бывало, проснется утром, потянется, взглянет на новости и сам себе вопрос задаст: “Ну и на каких акциях мы сегодня бычка разорвем?”

Но скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается…

И все бы так продолжалось. Но случись тут Великая Заморская Трагедия. Дворцы у них там рухнули. Инвестор подивился небывалому. А когда утром рынок открылся, зашортил все что под руку попало. Он шортит, а цены идут вниз и прибыль ему приносят. Но недолго на чужом несчастье Инвестор зарабатывал. Перестали через несколько дней акции падать. А еще через пару недель стали отрастать. Но не верил Инвестор, что такая Трагедия может бесследно для экономики и рынка пройти. А посему, чем больше акции росли, тем больше он их шортил. Думал тогда Инвестор: “Чем по более высокой цене продам, тем больше заработаю”.

Скоро Конек-Горбунок перестал ему в кредит акции давать, а еще через некоторое время сам прискакал и стал уговаривать шорты закрыть: “Закрой шорты, а то совсем без золотых останешься, видишь уже второй месяц цены против тебя идут!” Не поверил Инвестор Коньку, а зря. Затребовал Конек-Горбунок кредитные акции обратно, пришлось Инвестору их выкупать и возвращать. А когда рассчитался, то увидел, что всего треть золотых у него осталась от первоначальных.

Сел Инвестор на пенек, достал пирожок и призадумался. То ли не везет ему с брокером, то ли с рынком, то ли он сам виноват? Не знал ответ Инвестор, а посему взял лук со стрелами и вышел в чисто поле. Покрутился на месте, натянул тетиву, выпустил стрелу. И пошел ее искать. Прилетела стрела к “Царевне Лягушке”, одному из самых крупных книжных магазинов в Тридевятом Царстве. Зашел он в книжные палаты и вспомнил, на что должен был те золотые потратить, которые с Базилио и Алисой закопал. На АЗБУКУ! Наполнилось сердце Инвестора радостью от нежданного прозрения. Накупил он книжек целый короб, еле унес. И книги-то все по фондовому рынку и его анализу. Вернулся домой, отправил свою благоверную на предпоследние золотые в дальние солнечные края отдыхать, а сам “учиться, учиться и учиться”.

Но скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается…

Много нового узнал из книг Инвестор. Познакомился он с науками сложными и доселе неведомыми. Как на ладони, встали перед ним через какое-то время все его ошибки, и решил он по-новому начать на бирже играть. Прежде всего зашел он в лавку и купил Компутер. Начал он на нем специальные картинки рисовать, чтобы цены на акции предугадывать. Но этого ему показалось мало. Завел он еще и Паутину одним концом к Компутеру, и начал приказы брокеру в разы быстрее отдавать, а также все цены на акции одновременно видеть и с такими же, как и он, на экране общаться.

Но не сразу к Инвестору золотые потекли. Тяжело давались ему такие науки, как управление портфелем, расчет рисков и величины открываемых позиций. Трудно было ему понять почему на рынке не бывает низких или высоких цен, почему нельзя постоянно покупать, когда падает, и продавать, когда растет. Несколько раз его выбивало из седла прежде чем он дал себе зарок придерживаться своих заранее принятых решений. Несколько раз он бросал все и уходил к Волшебнику Изумрудного Города, Великому Гудвину, за советом. Каждый раз получал дешевые зеленые очки и возвращался. И все же Инвестор победил, хотя ему и пришлось послать свою жену на курсы лечебного массажа, чтобы научиться снимать стресс.

Изменилась у Инвестора психология. Раньше он был игроком, а сейчас стал трейдером. С брокером на одном языке разговаривает, с полуслова крутых аналитиков понимает. А все почему? Потому что понял - не разбогатеть чудом, надо работать. Биржа – не игра на деньги, а общественно полезный инвестиционный процесс. И чтобы под пресс этого процесса не попасть, надо своими мозгами думать, а не Волшебников просить.

И как только понял он это и произнес “Сим-сим откройся”, зажил богато и счастливо. Выстроил себе новые хоромы и устроил пир на весь мир. И я там был, мед и пиво пил, по устам текло, а в рот не попало.


Джек Лондон «Сердца трех»

...«Недаром коллеги называли Ригана Волком Уолл-стрита! Как правило, он очень осторожно играл на бирже, — правда, с большим размахом, — но время от времени он, точно запойный пьяница, вдруг пускался в самые смелые и невероятные авантюры. По крайней мере, пять раз за свою долгую карьеру он вызывал панику на бирже и неизменно клал себе в карман миллионы. Но Риган лишь изредка так буйствовал и никогда не марал рук по пустякам.

Несколько лет подряд он держался спокойно, чтобы усыпить подозрения противников и внушить им, будто Волк, наконец, постарел и утихомирился. И вдруг обрушивался, точно гроза, на тех, кого задумал сокрушить. Но хотя удар разражался как гром среди ясного неба, он никогда не бывал внезапным. Долгие месяцы, а иногда и годы Риган день за днем тщательно готовился к этому удару, терпеливо вынашивая планы будущего генерального сражения.

Так же было разработано и подготовлено неминуемое Ватерлоо для Френсиса Моргана. В основе здесь лежала месть, но месть покойнику: не против Френсиса, а против отца Френсиса был задуман этот удар, хотя он и поражал лежащего в могиле через его живого сына. Восемь лет Риган ждал и искал случая для удара, пока старый Р. Г. М. — Ричард Генри Морган — был еще жив. Но такая возможность не представилась. Хоть Риган и был Волком Уолл-стрита, но ему так и не посчастливилось ни разу напасть на Льва — до самой его смерти.

И вот, неизменно прикрываясь маской доброжелательства, Риган перенес свою ненависть с отца на сына. Однако возникла эта ненависть из неверно понятых действий и побуждений. За восемь лет до смерти Р. Г. М. Риган пытался провести его, но безуспешно. Однако Ригану и в голову не пришло, что Р. Г. М. разгадал его намерения и не только разгадал, а и удостоверился в правильности своей догадки, и тогда быстро и ловко подставил ножку своему вероломному коллеге. Если бы Риган подозревал, что Р. Г. М. известны его вероломные замыслы, он, вероятно, проглотил бы пилюлю и не помышлял бы о мести. Но, будучи уверен, что Р. Г. М. — такой же бесчестный человек, как и он сам, и такой же низкий, Риган воспринял это как очередную, ничем не вызванную и не обоснованную низость и решил поквитаться с дерзким: разорить если не его, так его сына.

И Риган стал ждать своего часа. Сначала Френсис не вмешивался в биржевую игру, довольствуясь доходами от солидных предприятий, в которые были вложены деньги его отца. И только когда Френсис стал одним из заправил компании "Тэмпико петролеум", когда он вложил в это предприятие, сулившее миллионные прибыли, несколько миллионов, Риган увидел возможность уничтожить молодого Моргана. Но уж теперь, раз эта возможность появилась, он не стал терять времени даром, хотя ему и надо было еще немало месяцев, чтобы не спеша и методично подготовиться к атаке. Прежде чем приступить к ней, Риган подробно выяснил, какие акции у Френсиса на онкольном счету и какими он владеет непосредственно.

Ригану потребовалось свыше двух лет, чтобы подготовиться. В нескольких корпорациях, где у Френсиса были вложены значительные суммы, Риган был одним из директоров и пользовался немалым влиянием: в "Фриско консолидэйтед" он был председателем; в компании "Нью-Йорк, Вермонт энд Коннектикут" — вице-председателем; в "Норс-Уэстерн электрик", где сначала ему удалось прибрать к рукам лишь одного из директоров, он постепенно, с помощью закулисных интриг, подчинил себе две трети голосов. И так всюду — прямо или косвенно: через корпорации и банковские филиалы — он сосредоточил в своих руках все тайные пружины и рычаги финансов и коммерции, от которых зависело богатство Френсиса.

Однако все эти предприятия были мелочью по сравнению с самым крупным — "Тэмпико петролеум". Тут, если не считать каких-то жалких двадцати тысяч акций, купленных на бирже, Риган не имел никакой опоры и ничего не контролировал, а между тем близилось время гигантских финансовых манипуляций. "Тэмпико петролеум" фактически была единоличной собственностью Френсиса. Кроме него самого, в этом предприятии были крупно заинтересованы несколько его друзей, в том числе и миссис Каррузерс. Эта беспокойная особа без конца теребила Френсиса и даже, не стесняясь, надоедала ему телефонными звонками. Однако были и такие — вроде Джонни Пасмора, — которые никогда не тревожили его и при встречах лишь вскользь, да и то оптимистически, говорили о состоянии биржи и о финансах вообще. Но Френсиса это удручало куда больше, чем бесконечные приставания миссис Каррузерс.

Вследствие махинаций Ригана акции "Норс-Уэстерн электрик" упали на целых тридцать пунктов и продолжали котироваться очень низко. Люди, считавшие себя компетентными, пришли к выводу, что предприятие это весьма ненадежно. Затем настала очередь маленькой старой, устойчивой, как Гибралтар, компании "Фриско консолидэйтед". О ней пошли самые скверные слухи, поговаривали даже о банкротстве. "Монтана Лоуд" все еще не могла оправиться после весьма придирчивого и далеко не лестного отчета Малэни о состоянии ее дел, и даже Уэстон, крупный специалист в своей области, посланный на место английскими вкладчиками, тоже не смог сообщить ничего утешительного. "Импириэл тангстен", которая вот уже полгода не приносила никакого дохода, сейчас терпела огромные убытки вследствие крупной забастовки, которой не предвиделось конца. И никто, кроме нескольких подкупленных профсоюзных заправил, и не подозревал, что в основе всего этого лежит золото Ригана».


Сомерсет Моэм. «Хатха Упанишады».

...«Я плохо разбираюсь в финансовых вопросах и вполне допускаю, что в моем изложении его рассказ покажется невразумительным. Насколько я мог понять, в крушении фирмы оказались повинны и своеволие Генри Мэтюрина, и опрометчивость Грэя. Генри Мэтюрин сперва не поверил, что биржевой крах - не шутка; он убедил себя, что это происки нью-йоркских биржевиков, задумавших околпачить провинциальных собратьев, и, стиснув зубы, стал пригоршнями швырять деньги, чтобы поддержать курс акций. Он осыпал проклятиями чикагских маклеров, которые дали этим нью-йоркским мерзавцам себя запугать. Он всегда кичился тем, что ни один из его мелких клиентов, будь то вдова, живущая на крошечное наследство, или офицер в отставке, не потерял ни цента, следуя его советам, и теперь, вместо того чтобы предоставить им нести убытки, восполнял эти убытки из собственного кармана. Он говорил, что готов обанкротиться, что новое состояние он всегда сумеет нажить, но, если маленькие люди, доверившиеся ему, потеряют все, что имели, он будет навеки опозорен. Он мнил себя великодушным, а был всего-навсего тщеславен. Его огромное состояние растаяло, и однажды ночью с ним случился сердечный приступ. Ему шел седьмой десяток, всю жизнь он и работал, и развлекался, не жалея сил, переедал и пил без меры; промучившись несколько часов, он умер от закупорки сердечной артерии»...


Николай Носов. «Незнайка на луне»

Паника на давилонской бирже

Со вчерашнего дня на давилонской барже царит небывалая паника. Владельцы гигантских акций торопятся сбыть с рук свой товар. Как всегда, когда продавцов много, а покупателей мало, цены на акции значительно понижаются. В чем причина охватившей давилонскую баржу паники? Причина эта - гнуснейшая статейка, напечатанная на гаденьких страничках паршивенькой газетенки "Давилонские юморески". Владельцам гигантских акций невдомек, что эта грязненькая, ничтожная газетенка издается на средства богача Спрутса и печатает лишь то, что выгодно для него. Нет никакого сомнения, что щупальца ненасытного Спрутса тянутся к гигантским акциям. Как только акции достаточно снизятся в цене, они окажутся в щупальцах Спрутса и он станет единственным владельцем этого доходнейшего предприятия. Хочется сказать всем доверчивым чудакам: не поддавайтесь панике. Уж кто-кто, а господин Спрутс своей выгоды не упустит.

На следующее утро в "Газете для любителей почитать лежа", также принадлежавшей Гадкинзу, появилась статья "Берегите карманы". В ней говорилось, что карманы нужно беречь от господина Спрутса, который хочет облапошить владельцев гигантских акций и уже начал протягивать к ним свои щупальца.

Обе эти статьи, конечно, не прошли незамеченными, в результате чего гигантские акции сразу подскочили в цене и к открытию давилонской баржи продавались уже не по пять, а по пятьдесят сантиков.

Господину Скуперфильду, который в то же утро прибыл на давилонскую баржу, эта цена, однако ж, показалась очень высокой, и он решил подождать денечек, надеясь, что она вскорости упадет.

На следующий день в газете, также принадлежавшей господину Гадкинзу, появилась статья, которая называлась "Куда тянутся щупальца Спрутса?". В ней говорилось, что щупальца Спрутса тянутся к карманам владельцев гигантских акций с целью опустошить их. Эта статья также произвела свое действие, в результате чего акции стали продаваться по шестьдесят сантиков. Испугавшись, что в дальнейшем цена еще больше повысится, Скупер фильд дал приказ своим крикунам покупать акции по этой цене. Горлодерики принялись скупать акции на всех трех баржах в огромных количествах. Продавцы акций быстро убедились, что товар их охотно покупается, и начали поднимать цену. На другой день гигантские акции продавались уже по семьдесят сантиков, а еще через день - по восемьдесят.

Богачи Жмурик, Тефтель и Ханаконда, не надеясь, что цена поднимется еще больше, и опасаясь, как бы она не начала падать, поспешили продать свои акции Скуперфильду по восемьдесят сантиков. Правда, они тотчас же пожалели, что у них не хватило терпения подождать еще немного. Дело в том, что господин Гадкинз продолжал свое дело и в тот же день напечатал статью, которая называлась "Почему Спрутс помалкивает?". В этой статье Гадкинз указывал на то, что Спрутс не ответил ни слова на все возводимые на него обвинения. Раз он молчит, писал Гадкинз, значит, все это правда, а если все это правда, то Спрутс на самом деле решил подорвать доверие к Обществу гигантских растений и прибрать к рукам акции.

Каждый, кто читал эту статью, приходил к убеждению, что на следующий день акции будут продаваться еще дороже и уж во всяком случае восстановятся в своей прежней цене. Скуперфильд был особенно рад, так как хотя израсходовал почти все свои капиталы, но успел скупить массу акций, и теперь ему оставалось лишь продать их повыгодней. Весь вечер он сидел у телефонного аппарата и звонил своим давилонским, грабенбергским и сан-комаринским горлодерикам, чтоб они с утра отправлялись на баржу и начинали продажу акций по фертингу штука. Целую ночь он просидел, высчи тывая, какую получит прибыль, если все акции будут проданы по фертингу. Расчет оказался довольно сложным, так как не все акции были куплены по одной цене: часть из них он приобрел, как известно, по шестьдесят сантиков, другую часть - по семьдесят, третью - по восемьдесят.

Впрочем, все надежды Скуперфильда на огромные барыши вскоре лопнули, словно мыльный пузырь. Наутро, еще до открытия давилонской баржи, в газете "Давилонские юморески" появилась статья, в которой объяснялись причины молчания Спрутса. В статье писалось, что Спрутс молчал, так как бы ло смешно отвечать на какие-то нелепые, сумасбродные обвинения. Как мог господин Спрутс подрывать доверие к Обществу гигантских растений, в то время как никакого такого общества и на свете-то нет? - спрашивалось в статье. Ведь с тех пор как учредители этого общества удрали с деньгами, общество само собой перестало существовать, так как что оно может стоить без принадлежавшего ему капитала. Какую цену могут иметь акции, если деньги, собранные от их продажи, бесследно исчезли? Абсолютно никакой ценности они иметь уже, конечно, не могут, и приходится лишь удивляться существованию чудаков, которые тратят денежки на приобретение акций, годных лишь на то, чтобы оклеивать ими стены в чуланах.

Нетрудно представить себе, что творилось на барже, когда скуперфильдовские горлодерики начали предлагать гигантские акции по целому фертингу штука. Ничего, кроме смеха, их предложения не могли вызвать. Видя это, Скуперфильд отдал распоряжение продавать акции по девяносто сантиков, потом по восемьдесят, по семьдесят... Он мечтал уже лишь о том, чтоб хотя бы вернуть свои деньги, но не тут-то было! Никто не хотел брать акции, даже когда он понизил цену до пятидесяти сантиков.

В этот день Скуперфильд решил не снижать больше цену и подождать до следующего дня. Но на следующий день во всех газетах были напечатаны статьи, сообщавшие о бегстве Миги и Жулио, и опубликованы фотографии, снятые в тот момент, когда разъяренная толпа ворвалась в контору по продаже гигантских акций, чтоб потребовать свои деньги обратно.

На отдельных снимках можно было разглядеть пустые несгораемые сундуки, пустую несгораемую кассу с настежь раскрытыми дверцами, а также привязанную к подоконнику веревку, по которой Незнайка и Козлик спустились вниз.

Никто, конечно, не знал, что Спрутс подкупил владельцев газет, чтоб они не печатали до поры до времени сообщений о бегстве Миги и Жулио. Но теперь, когда газеты сообщили об этом, Скуперфильду оставалось только выбросить свои акции. Их и даром никто не хотел брать. Истратив почти весь свой запас денег на акции, Скуперфильд, как принято говорить, сел на мель. Ему нужно было покупать для своей макаронной фабрики муку, нужно было платить рабочим, а поскольку денег на все не хватало, он решил снизить рабочим плату: вместо фертинга в день стал платить по полфертинга.


Т. Драйзер. "Финансист"

На четырнадцатом году жизни Фрэнк Каупервуд впервые пустился в коммерческую авантюру. Однажды, проходя по Фронт-стрит, улице импортирующих и оптовых фирм, он заметил аукционный флажок над дверью оптово-бакалейного магазина; изнутри слышался голос аукциониста:

- Что мне предложат за партию превосходного яванского кофе? Оптовая рыночная цена на сегодняшний день семь долларов тридцать два цента за мешок. Сколько даете? Партия идет только целиком. Сколько даете?

- Восемнадцать долларов, - крикнул стоявший у двери лавочник, собственно лишь для того, чтобы положить начало торгам. Фрэнк остановился.

- Двадцать два, - произнес другой голос.

- Тридцать, - послышался третий. - Тридцать пять! - воскликнул четвертый.

Цена дошла до семидесяти пяти долларов, что составляло меньше половины настоящей стоимости кофе.

- Семьдесят пять долларов. Семьдесят пять, - выкрикивал аукционист. - Кто больше? Семьдесят пять долларов - раз. Кто даст восемьдесят? Семьдесят пять долларов - два... - Он cделал паузу и драматическим жестом занес руку. Затем резко опустил ее. - Продано мистеру Сайласу Грегори за семьдесят пять долларов. Запишите, Джерри, - обратился он к своему рыжему, веснушчатому помощнику и тут же перешел к продаже другой партии бакалейного товара: одиннадцати бочонков крахмала.

Юный Каупервуд быстро прикинул в уме. Рыночная цена кофе, если верить аукционисту, семь долларов тридцать два цента за мешок; значит, лавочник, купивший его за семьдесят пять долларов, может тут же заработать восемьдесят шесть долларов четыре цента, а продав его в розницу, - и того больше.

Насколько ему помнится, мать платит двадцать восемь центов за фунт. С учебниками под мышкой Фрэнк протиснулся поближе и стал внимательно следить за процедурой торгов. Бочонок крахмала, как он вскоре услышал, стоит десять долларов, а здесь его продали за шесть. Несколько бочонков уксуса пошли с молотка за треть своей стоимости. Фрэнку очень захотелось принять участие в торгах, но в кармане у него была только мелочь. Аукционист заметил мальчика, стоявшего прямо перед ним, и был поражен серьезностью и упорством, написанными на его лице.

- Предлагаю партию прекрасного кастильского мыла - семь ящиков, не больше и не меньше. Оно, надо вам знать, если вы вообще что-нибудь смыслите в мыле, стоит теперь четырнадцать центов брусок. А за ящик с вас возьмут не меньше одиннадцати долларов семидесяти пяти центов. Сколько даете? Сколько даете? Сколько даете?

Он говорил быстро, с обычными интонациями аукциониста и чрезмерным пафосом, но на юного Каупервуда это не действовало. Он живо подсчитал в уме. Семь ящиков по одиннадцать семьдесят пять - всего восемьдесят два доллара двадцать пять центов. И если эта партия пойдет за полцены... если она пойдет за полцены...

- Двенадцать долларов! - предложил кто-то.

- Пятнадцать! - повысил цену другой.

- Двадцать! - крикнул третий.

- Двадцать пять! - надбавил четвертый. Дальше пошли надбавки по одному доллару, так как кастильское мыло не пользовалось широким спросом.

- Двадцать шесть!

- Двадцать семь!

- Двадцать восемь!

- Двадцать девять! Все молчали.

- Тридцать! - решительно произнес юный Каупервуд.

Аукционист, маленький, худощавый человек с изможденным лицом и взъерошенными волосами, с любопытством и несколько недоверчиво покосился на Фрэнка, ни на миг, впрочем, не умолкая. Напряженный взгляд мальчика поневоле привлек его внимание, и он как-то сразу, сам не зная почему, преисполнился доверия и решил: деньги у него есть. Возможно, он сын какого-нибудь бакалейщика.

- Тридцать долларов! Тридцать долларов! Тридцать долларов за партию превосходного кастильского мыла! Отличное мыло! В розницу идет по четырнадцати центов кусок. Кто даст тридцать один доллар? Кто даст тридцать один? Кто даст тридцать один?

- Тридцать один! - раздался голос.

- Тридцать два! - произнес Каупервуд. Торг возобновился.

- Тридцать два доллара! Тридцать два доллара! Тридцать два доллара! Кто даст за это замечательное мыло тридцать три? Семь ящиков прекрасного кастильского мыла. Кто даст тридцать три?

Мозг юного Каупервуда напряженно работал. Денег у него с собой не было, но его отец служил помощником кассира в Третьем национальном банке, и Фрэнк мог сослаться на него. Все это мыло, без сомнения, удалось бы продать бакалейщику по соседству с домом, а если не ему, то еще какому-нибудь лавочнику. Нашлись ведь и другие, желавшие приобрести его по такой цене. Так почему бы мыло не купить Фрэнку?

Аукционист сделал паузу.

- Тридцать два доллара - раз! Кто даст тридцать три?

- Тридцать два доллара - два! Даст кто-нибудь тридцать три? Тридцать два доллара . три! Семь ящиков превосходного мыла! Кто даст больше? Раз, два, три! Кто больше? - Рука его снова поднялась в воздух. - Продано мистеру...

Он слегка перегнулся через стойку, с любопытством заглядывая в лицо юного покупателя.

- Фрэнку Каупервуду, сыну помощника кассира Третьего национального банка, - твердым голосом проговорил мальчик.

- Идет! - сказал аукционист, убежденный его уверенным взглядом.

- Вы подождете, пока я сбегаю в банк за деньгами?

- Хорошо! Только недолго: если вы через час не вернетесь, я снова пущу его в продажу.

Фрэнк уже не ответил. Он выбежал за дверь и прежде всего помчался к знакомому бакалейщику, чья лавка была на расстоянии одного квартала от дома Каупервудов.

Последние тридцать шагов он прошел медленно, потом состроил беспечную мину и, войдя в лавку, стал глазами искать кастильское мыло. Вот оно, на обычном месте, того же сорта, в таком же ящике, как и его мыло.

- Почем у вас кусок такого мыла, мистер Дэлримпл? - осведомился Фрэнк.

- Шестнадцать центов, - с достоинством отвечал лавочник.

- Если я предложу вам семь ящиков точно такого товара за шестьдесят два доллара, вы возьмете?

- Точно такого?

- Да, сэр.

Мистер Дэлримпл мысленно произвел подсчет.

- Да, пожалуй, - осторожно ответил он.

- И вы могли бы сегодня же заплатить мне?

- Я дал бы вексель. А где товар?

Мистер Дэлримпл был несколько озадачен этим неожиданным предложением соседского сына. Он хорошо знал мистера Каупервуда, да и Фрэнка тоже.

- Так вы возьмете мыло, если я вам сегодня его доставлю?

- Возьму, - ответил лавочник. - Вы что же, мылом занялись?

- Нет, но я знаю, где его можно дешево купить.

Фрэнк торопливо вышел и побежал к отцу. Операции в банке уже прекратились, но мальчик знал там все ходы и выходы и знал также, что мистер Каупервуд будет доволен, если сын заработает тридцать долларов. Ему нужно было только занять денег на один день.

- Что случилось Фрэнк? - поднимая голову от конторки, спросил мистер Каупервуд, завидев своего раскрасневшегося и запыхавшегося сына.

- Я хочу попросить у тебя взаймы тридцать два доллара, папа.

- Хорошо. А на что они тебе понадобились?

- Я собираюсь купить мыло: семь ящиков кастильского мыла. Я знаю, где его достать, и у меня уже есть на него покупатель. Мистер Дэлримпл берет всю партию. Он предложил мне шестьдесят два доллара. А я покупаю за тридцать два. Если ты дашь мне денег, я мигом слетаю и заплачу аукционисту.

Мистер Каупервуд улыбнулся. Никогда еще его сын не проявлял такой деловитости. Для мальчика тринадцати лет он был на редкость сообразителен и оборотист.

- Итак, Фрэнк, - сказал он, направляясь к ящику, в котором лежало несколько ассигнаций,. ты, видно, уже становишься финансистом. А ты уверен, что не потерпишь убытка? Ты отдаешь себе отчет в своей затее?

- Дай же мне деньги, папа, - с мольбой в голосе проговорил Фрэнк. - А я тебе докажу, на что я способен. Только дай деньги. Можешь мне поверить.

Он походил на молодую охотничью собаку, учуявшую дичь. Отец не мог противиться его настояниям.

- Разумеется, Фрэнк, я верю тебе, сказал он, отсчитав шесть пятидолларовых банкнот своего же Третьего национального банка и две по доллару. - Получай! . Пробормотав благодарность, Фрэнк выскочил и со всех ног понесся на аукцион. В момент его прихода с торгов продавался сахар. Фрэнк протискался к столику, за которым сидел клерк.

- Я хочу заплатить за мыло, - сказал он.

- Сейчас?

- Да. Вы мне выпишете квитанцию?

- Можно!

- Товар будет доставлен на дом?

- Нет, у нас без доставки. Вы должны забрать его в течение суток.

Неожиданное затруднение не смутило Фрэнка.

- Хорошо, - сказал он, пряча квитанцию в карман.

Аукционист невольно проводил его глазами. Через полчаса Фрэнк вернулся в сопровождении ломовика, околачивавшегося со своей телегой в порту и готового подработать чем угодно.

За шестьдесят центов он подрядился отвезти мыло по назначению. Еще через полчаса они уже стояли перед лавкой изумленного мистера Дэлримпла, которого Фрэнк, прежде чем сгружать мыло с телеги, заставил выйти на улицу и взглянуть на ящики. В случае, если сделка не состоится, Фрэнк решил отвезти мыло домой. Несмотря на то, что это была его первая спекуляция, он все время сохранял полнейшее присутствие духа.

- Н-да, - проговорил мистер Дэлримпл, задумчиво почесывая седую голову, - н-да, мыло то же самое. Я беру его. Слово надо держать. Где это вы его раздобыли, Фрэнк?

- На распродаже у Биксома, тут недалеко, - откровенно и учтиво отвечал юный Каупервуд.

Мистер Дэлримпл велел отнести мыло в лавку и после некоторых формальностей, осложнявшихся тем, что продавец был несовершеннолетним, выписал вексель сроком на месяц.

Фрэнк поблагодарил его и спрятал вексель в карман. Он решил еще раз пойти к отцу и учесть вексель, как это делали на его глазах другие, чтобы отдать долг и получить свой барыш наличными. Как правило, этих операций не производят после закрытия банка, но отец сделает для него исключение.

Насвистывая, он отправился в путь; отец снова улыбнулся, увидев его.

- Ну как, Фрэнк, выгорело твое дело? - осведомился мистер Каупервуд.

- Вот вексель сроком на месяц, - сказал мальчик, кладя на стол полученное от Дэлримпла обязательство. Пожалуйста, учти его с удержанием своих тридцати двух долларов.

Отец внимательно рассмотрел вексель.

- Шестьдесят два доллара, - прочитал он. - Мистер Дэл римпл. Все правильно. Да, я его учту. Это обойдется тебе в десять процентов, - пошутил он. - Но почему бы тебе не оставить вексель у себя? Я могу подождать, и не буду требовать свои тридцать два доллара до конца месяца.

- Нет, не надо, возразил Фрэнк, ты лучше учти его и возьми свои деньги. Мои могут мне понадобиться. Деловитый вид сына позабавил мистера Каупервуда.

- Ну, хорошо, - сказал он. - Завтра все будет устроено, а теперь расскажи мне, как тебе это удалось?

И сын ему рассказал. В семь часов вечера эту историю узнала миссис Каупервуд, а несколько позднее и дядя Сенека.

- Ну, что я вам говорил, Каупервуд? - воскликнул дядюшка.

- Этот мальчуган подает надежды. Вы еще и не то увидите!

  • Страницы:

  • 1
  • 2
  • >>
мр-153 написал 1 год назад:
Не сули с гору, а дай впору.
[LID] HBVVF написал 4 года назад:
спс
[LID] HBVVF написал 4 года назад:
советуй
90x60x90 написал 4 года назад:
Советую всем.
[-РП-] Рыбаков написал 4 года назад:
"У.О. — умнее остальных" Если бы это было правдой...
Зомби Lorvan [Э:6] написал 7 лет назад:
Т. Драйзер. "Финансист" наверное самое лучшее здесь
В Бане (ID: 87497) написал 7 лет назад:
Пожалуйста расскажите
В Бане (ID: 87497) написал 7 лет назад:
Блин много читать раскажите в кратце
Эльдар написал 7 лет назад:
но первое не очень - длинное слишком
Эльдар написал 7 лет назад:
последнее ничего
student_2010 написал 7 лет назад:
Финансист Драйзера-это супер!!!!!!!!Советую всем.
VIP Ergwat написал 7 лет назад:
про незнайку здорово!!!
Зомби HermiAntero [Б:6] написал 7 лет назад:
Последний лучше всех
Зомби HermiAntero [Б:6] написал 7 лет назад:
2-й нормально
Зомби HermiAntero [Б:6] написал 7 лет назад:
1-ый бред, читаю дальше
Зомби HermiAntero [Б:6] написал 7 лет назад:
Много текста, но ниче щас почитаю
Зомби ВладиславЧ написал 7 лет назад:
Много читать
Эльдар написал 7 лет назад:
прикольно, но много
[GG] Sergost написал 7 лет назад:
да, неплохо
Зомби Богачик написал 7 лет назад:
"Финансист" мне понравился! Интересно узнать, что дальше с парнем было.
Зомби Богачик написал 7 лет назад:
сказки интересные, но читать долго нужно.
Зомби Вася_П [Б:13] написал 7 лет назад:
отлично!
[GG] VIP MARKOFF написал 7 лет назад:
Нада пачитать. Ребзя есть чё пачитать?
Зомби Баблан написал 7 лет назад:
А ты на все деньги билетов «МММ» купил? Да, даже больно стало за нас дуринвесторов.
Зомби Albovskij написал 7 лет назад:
приколно
Зомби Albovskij написал 7 лет назад:
клева
Мутант bartelby [Б:21] написал 7 лет назад:
не дочитал до конца , слишком уж много (
[GOD] Дися97 написал 7 лет назад:
РЕАЛ !
[;-)] Патологоанатом написал 7 лет назад:
потом почитаю...
Криопациент №76447 написал 7 лет назад:
:)!!!
Зомби Seliana написал 7 лет назад:
У нас это не прокатит,всё у буржуинов только получается как в сказке
Зомби W@ri@r [П:4] написал 7 лет назад:
да, последний, действительно класс)
Зомби W@ri@r [П:4] написал 7 лет назад:
20 минут сидел читал)
Мутант Suvorov [Б:11] написал 7 лет назад:
Интересненько...
VIPЗомби Hanacuk [П:7] написал 7 лет назад:
я не читал ни чё)
Detonator написал 7 лет назад:
хотелось бы услышать тоже от Гуру:
- Этот мальчуган подает надежды. Вы еще и не то увидите!
))))))))))))))))))))))))
[RU] Dmitry_L написал 7 лет назад:
мда
Зомби Pubman написал 7 лет назад:
«Незнайка на луне» - и не ждал там биржи
[-РП-] Glodeck написал 7 лет назад:
«У.О» - вот же человеку наврали в детстве )
Зомби Liketta [П:3] написал 7 лет назад:
Читайте классику))
Зомби Liketta [П:3] написал 7 лет назад:
Но тут можно убить кучу времени
Зомби Liketta [П:3] написал 7 лет назад:
А остальные даже читать не стала
Зомби Liketta [П:3] написал 7 лет назад:
Последний класс
Volhv12 написал 7 лет назад:
и это о всей рашке наверное :(((
Volhv12 написал 7 лет назад:
время можно убить и поумнее
Volhv12 написал 7 лет назад:
фигня какаято
Мутант evilvurdalak [Э:1] написал 7 лет назад:
неосилил...
[-РП-] wasarambler написал 7 лет назад:
час читал время зря провел (
Зомби antman115 [Э:14] написал 7 лет назад:
Каупервуда уважаю.... Одно из моих любимых произведений.
Зомби Ракшильфильд [Э:2] написал 7 лет назад:
это любимый герой Рыболовлева)
  • Страницы:

  • 1
  • 2
  • >>